История письменности

Идеографическое письмо

Идеографическое письмо (от греч. idéa — идея, образ и grápho — пишу), тип письма, знаки которого (идеограммы) обозначают не звуки и не слоги, как в звуковом и слоговом письме, а целые слова или же значимые части слов — морфемы. И. п. — один из наиболее древних типов письма; в значительной мере идеографический характер имели древнеегипетская, шумерская и др. старейшие системы письма. Наибольшего развития этот тип письма достиг в китайской иероглифике. Системы идеографического письма всегда отличались исключительной сложностью, поэтому идеографическое письмо у большинства народов сменялось более простым слоговым или звуковым.

Logogram

Идеографическое письмо

Теоретически, надписи идеографическим письмом могут быть поняты людьми, говорящими на разных языках, даже если идеографические письма этих языков различны. Так, идея воды изображается в виде волны в египетской письменности, потока в китайской, ёмкости, закрашенной синим цветом в ацтекской письменности. Несмотря на формальные различия, все эти знаки могут быть поняты человеком, не знакомым с соответствующей письменностью.

Существуют и современные системы идеографического письма, использующие эту возможность понимания не обученными заранее людьми. Примером может служить разработанная в 1970-х годах по заказу американского министерства транспорта (U.S. Department of Transportation) система из 50 идеограмм[1]. Система, изначально предназначавшаяся для разметки аэропортов, постепенно получила более широкое распространение.

К идеографическим письменностям также можно отнести символьные языки, в частности, принятые в разных странах языки глухонемых.

Идеографическое письмо возникает в период образования древнейших государств, нуждающихся в упорядоченном и точном письме. Поэтому при идеографии не только увеличивается количество знаков, меняется, становится более упрощенным и условным их начертание (см. рис. на с. 101, показывающий развитие знаков "человек" и "гора" в китайском письме), но и происходит закрепление, узаконение формы знаков.

Некоторые факты из истории отдельных идеографических систем письма (в частности, китайского) позволяют установить важное влияние на развитие пиктограммы в идеограмму так наз. «языка жестов», применяемого у многих первобытных народов для межплеменного общения. Поскольку жест, т. е. зрительный знак не графический, приобретает в этой форме общения отвлеченное значение, становится сигналом отвлеченного понятия, ясно, что здесь намечается путь для отыскания графических знаков для выражения отвлеченных значений. Графическое изображение символического жеста становится графическим изображением отвлеченного понятия, им выражаемого.

Таким образом наличие у человечества условных зрительных знаков одного типа (жестов) способствовало развитию простейших зрительных знаков другого типа (графических) в условные и отвлеченные начертания. В тот момент, когда пиктограмма приобретает символический характер, в тот момент, когда она становится условным начертанием, из пиктографии рождается идеография.

Наука знает несколько систем идеографического письма. Одна из этих систем, зародившаяся свыше четырех тысячелетий тому назад система китайского письма, — несмотря на ряд изменений в форме начертаний, — обладает огромной жизнеспособностью и в настоящее время; ознакомление с ней европейских ученых началось с XVII века и не представляло особых затруднений.

Иначе обстоит дело с другими системами древней идеографии — письмом египетским [с середины IV тысячелетия до христ. эры], месопотамской клинописью [шумерской и вавилонской с III тысячелетия до христ. эры], письмом минойским или древнекритским [с начала III тысячелетия до христ. эры] и хеттским. Ключ к этим системам письма был утерян человечеством в тех катастрофических сдвигах, к-рые повлекли за собой полную или частичную гибель великих древних культур средиземноморского круга. Только науке нового и новейшего времени удалось вновь собрать и расшифровать, хотя и неполностью, обломки этих древних культур.

В 1822 француз Шамполлион дешифрует гиероглифы знаменитого Розеттского камня; в середине XIX в. совокупными усилиями ряда ученых удается прочитать месопотамскую клинопись; уже к первому десятилетию нашего столетия относится дешифровка хеттских клинописных табличек. Исходной точкой для разгадки почти всегда служили надписи, сделанные сразу несколькими системами письма, одна из которых была известна исследователю. Все еще непрочитанными остаются открытые в конце прошлого века древнекритские надписи, сделанные лишь двумя неизвестными (рисуночной и линейной) системами письма. Не разобраны хеттские гиероглифы. Это воскрешение древнейших культур Средиземноморья — одно из прекраснейших чудес, к-рое сумела совершить европейская научная мысль.

Характерно одно: все системы идеографического письма позволяют выявить в них постепенное развитие упоминаемых выше двух черт. И что особенно важно — одни и те же тенденции повторяются в истории самых разнообразных и исторически не связанных систем идеографического письма.

И в китайском, и в древнеегипетском, и в шумерском письме одинаково наблюдается постепенное изменение пиктограммы, ее превращение в условное начертание, непонятное для того, кто не входит в круг традиции этой письменной культуры. И точно так же, расширяя запас имеющихся в его распоряжении знаков, и китайское, и древнеегипетское, и шумерское письмо создают огромное богатство символических идеограмм, передающих совершенно отвлеченные понятия и сложные сочетания значений.

Из этого обогащения и упрощения знаков идеографического письма вытекает его третье основное свойство — знаки идеографического письма соответствуют уже не целым, неразложимым высказываниям вне их словесного выражения, но значениям отдельных слов вне их звучания. Ибо ясно: значение условного знака, передаваемого по традиции целому коллективу, должно быть определено и отграничено от значений других знаков. И границы этих значений, естественно, совпадают с границами уже существующей в сознании определенного языкового коллектива системы акустически-артикуляционных знаков произносимой речи.

Logogram

Выражение отвлеченных понятий

Основными свойствами идеографического письма объясняются присущие ему достоинства и недостатки. Поскольку звучание слов, их звуковая форма не получают никакого выражения в идеографическом письме, ясно, что подобное письмо может объединять не только близкие друг другу диалекты, но и языки совершенно чуждые, при одном, разумеется, условии: при наличии у них общности значения слов, а следовательно, при наличии лежащего в основе подобной общности единства культуры.

Так, например, система китайского письма используется чуждым ему по строю японским языком, система шумерского письма была использована языком вавилоно-ассирийским, столь же чуждым. Но это преимущество идеографического письма в значительной степени мнимое. Правда, оно как будто создает возможность междучеловеческого (и даже международного) общения без посредничества речи, поскольку оно служит знаком слова не произносимого, а мыслимого. Но именно поэтому идеографическое письмо не в состоянии передать всех бесчисленных оттенков значений, создаваемых каждый миг жизнью, живой речью.

Действительно: допустим (практически это вряд ли осуществимо), что все значения известного языка получат в системе идеографического письма точное и ясное обозначение; и все же очень скоро эта сложная система обозначений окажется недостаточной, т. к. самые незначительные изменения форм экономики, общественности, быта в свою очередь повлекут изменения значений слов. «Система идеографического письма, окончательно установленная, стала бы тяжким покровом, сковывающим мысль, и последней пришлось бы рано или поздно разбить эти оковы».

Далее: не располагая достаточным количеством знаков, идеография, чтобы создать новое выражение для каждого нового значения, естественно должна будет прибегнуть к употреблению известных знаков в переносном значении. Но тем самым разрушается самая основа идеографического письма; используя идеограммы конкретных предметов для обозначения отвлеченных понятий, идеографическое письмо создает широкое поле для двусмысленных начертаний. И наконец идеографическое письмо совершенно не в состоянии передать оттенки значений, связанные с изменением грамматического строения фразы. Более того, оно не располагает выражением для грамматических категорий изображаемых слов.

Logogram

Китай